Пир во время чумы. Как проходил первый “Кубок Кремля” в Москве

Пир во время чумы. Как проходил первый “Кубок Кремля” в Москве

Во время осмотра экспозиции итальянской фирмы «Эллесс» представитель фирмы подарил Б. Ельцину фирменный сувенир — бейсболку. «Ну что ж, спасибо. Но у нас в России в долгу оставаться не принято», — ответил Борис Николаевич, снял с руки и подарил коммивояжеру часы «Ролекс».
Статьи
4027
Фото: РИА

GameSetMatch.ru публикует воспоминания советского карикатуриста журнала “Крокодил” Юрия Черепанова о том, как зарождался теннис в Москве, кто стоял у истоков “Кубка Кремля” и как при Ельцине теннис стал спортом номер один в России.

Кубок Кремля – пир во время чумы

Хмурый осенний московский день. Как говорят, хороший хозяин собаку из дома не выпустит. А мне по заданию редакции надо идти на открытие теннисного турнира «Кубок Кремля». В Москве теннисный сезон давно закончился. На всех кортах сняли теннисные сетки, а игроки зачехлили свои ракетки. И тут неожиданно сюрприз — теннисный турнир. Теннис в России в своей популярности стоит если не на последнем месте, то точно на предпоследнем.

124477808-2

Теннис — игра для избранных. Эти избранные обычно собирались на теннисных кортах «Шахтер». Корты построил в свое время министр угольной промышленности, который был большим любителем этой игры. Прошло много времени с тех пор. Теперь здесь по большому блату играют разные нужные люди. Чтобы снять корт на час, нужно раскошелиться или принадлежать к избранным.

Одним из таких избранных был Федор Михайлович Бурлацкий. Журналист-международник, профессор, в свое время входил группу советников Хрущева, которые предотвратили разрастание Кубинского кризиса в Третью мировую войну. В отсутствие партнеров он иногда приглашал меня составить ему компанию. Обычно он заезжал за мной на иномарке, что тогда было редкостью. Очевидно, старые заслуги продолжали безотказно действовать.

Я шел к Олимпийскому стадиону мимо бесчисленных лотошников, самодеятельных музыкантов, попрошаек, любителей азартных игр, «наперсточников». На улицы выплеснулась мутная пена «рыночных отношений». И в той пене должен был родиться новый теннисный турнир «Кубок Кремля», как когда-то в Древней Греции из пены морской родилась богиня Афродита. В этомя сильно сомневался, но сомнения мои не оправдались. Пройдя контроль, сразу попадал на залитый огнями главный проспект этого сказочного городка. В центре его — швейцарский ресторан, откуда доносились тонкие ароматы изысканных блюд. Кругом пестрели рекламы иностранных фирм-спонсоров турнира BAYER, EDEL, ELLISSE, KODAK, PEPSI и других. Международные телефонные компании осуществляли связь со всем миром.

По центральному проспекту городка двигалась плотная толпа людей. Кого только там не было. Новоявленные бизнесмены с неуклюжими мобильными телефонами, знаменитые артисты с непременной бабочкой вместо галстука, дамы в норковых манто. Среди этой толпы единственным человеком, который имел некоторое отношение к теннису, оказался Ф. Бурлацкий. Когда я поинтересовался у него, откуда эта вся роскошь, он ответил кратко, но обстоятельно, как и подобает профессору: «Сейчас, в период первоначального накопления капитала, в страну хлынул поток любителей поживиться чужим добром. Я уверен, что за фасадом этого теннисного шоу скрываются большие коммерческие интересы. Не один эшелон нефти или другого дефицитного сырья уплывет на Запад».

Несмотря на такой пессимистический прогноз, в руках он держал только что купленную теннисную ракетку «Вильсон» с металлокерамическим ободом — последнее слово теннисной техники. «Теперь, при такой ракетке, ты должен давать мне фору сорок к нулю», — пошутил я.

Между тем на кортах начались теннисные баталии.
Все это походило на фантастику, особенно если попадаешь сюда с промозглой московской улицы. Огромная центральная арена стадиона была украшена флагами участников турнира. В центре, с безупречной геометрией белых линий, располагался корт. В пресс-центре лилась рекой бесплатная пепси. Пишущая братия могла подкрепиться в буфете со скидкой, что по тем не слишком сытным временам было совсем не лишним.
А какие теннисные звезды пожаловали на московский турнир! Тут и эквадорец Андре Гомеш — пятая ракета мира, и австриец Томас Мустер — седьмая ракетка мира.
В финал кубка Кремля вышли американец Тим Майот и россиянин Андрей Черкасов.

Несмотря на присутствие зарубежных теннисных знаменитостей, «первую ракетку» на турнире играл Президент Б. Ельцин.

124477809-2

Во время осмотра экспозиции итальянской фирмы «Эллесс» представитель фирмы подарил Б. Ельцину фирменный сувенир — бейсболку. «Ну что ж, спасибо. Но у нас в России в долгу оставаться не принято», — ответил Борис Николаевич, снял с руки и подарил коммивояжеру часы «Ролекс».

Этот эпизод на время затмил все события турнира, кроме, конечно, банкета в зале Кремлевского дворца.
Столы ломились от яств, официанты носились с аппетитными блюдами, вино лилось рекой. Обстановка была подходящей для съемок эпизодов одной из маленьких трагедий Пушкина «Пир во время чумы». А чума начиналась, стоило только выйти за ворота Кремля. Пустые витрины магазинов, нищие у мусорных баков. Наверное, во время этого банкета были съедены последние продовольственные запасы.

Старый теннисист, услыхав гулкие удары мяча, подобен старой полковой лошади, услышавшей полкового трубача. Он сразу забывает о своих болячках и даже молодеет на глазах. Андрей Черкасов выбивал из соревнований одного противника за другим. Также без поражений шел американец Тим Майот. Их встреча и решила судьбу победителя турнира. Победил Андрей Черкасов. Я выбрал момент и пообщался с основателем турнира швейцарским бизнесменом С. Какшури — господином средних лет с густой седой шевелюрой и широкими черными бровями. «Теннис это мое хобби. Мой основной бизнес — это торговля коврами. Ведь я сам родом из Ирана, поэтому в коврах я специалист. А для того чтобы турнир прошел на высоком уровне, я пригласил директором турнира Юджина Скота. В недалеком прошлом он был профессиональным теннисистом, а сейчас в Америке издает теннисный журнал. Он привез с собой целую команду офис-менеджеров. Ведь создание теннисного турнира дело хлопотное и очень дорогое», — завершил интервью С. Какшури. При этих словах я вспомнил доводы Ф. Бурлацкого.

Впоследствии я познакомился с братом Какшури — Ниссаном. Если Сассон Какшури занимался в основном турниром, то Ниссан осуществлял побочную коммерческую деятельность. Не прошло и месяца, как братья Какшури стали совладельцами ресторана Метрополь. Зато в Москве появился великолепный теннисный турнир «Кубок Кремля». А поскольку президент Борис Ельцин осуществлял свое высокое покровительство теннисному турниру, то теннис в России стал спортом номер один.

Во время проведения турнира одновременно проходил Бизнес-симпозиум. В Москву слетелись VIP-персоны. Среди них даже брат прошлого президента Америки Джонатан Буш. В очередном номере журнала «Крокодил» читатели смогли ознакомиться с репортажем с первого теннисного турнира «Кубок Кремля». Репортаж анонсировался на первой странице журнала, чего не часто удостаивались другие «гвоздевые» материалы.
Следуя сатирической наклонности журнала, «Крокодил» писал: «Лиха беда начало! Там, глядишь, почистим наши гостиницы от путан, фарцы и прочей грязи, и к нам приедут чемпионы чемпионов». Далее рассказывалось, как американский теннисист  совершал прогулку по Арбату. И, конечно, подвергся осаде со стороны фарцовщиков. Один из них вместо бейсбольной кепки американца предложил… красный флаг с серпом и молотом.

Из разговоров с участниками турнира выяснилось, что они в претензии к московским болельщикам. Те вскакивали во время розыгрыша мяча, свистели, улюлюкали и радостно гоготали, если мяч попадал в аут.

А метрдотель швейцарского ресторана Энцо жаловался на русских учеников-официантов, которые, вместо того чтобы перенять опыт своих швейцарских коллег, стали несунами. Тащили, не стесняясь, пиво — коробками, виски — бутылками, икру — банками.

Вот такие курьезные случаи вынес «Крокодил» из первого турнира «Кубок Кремля», который состоялся в далеком 1990 году.

И первый блин оказался совсем не комом. «Крокодил» не мог прийти на турнир с пустыми руками: все полуфиналисты получили призы журнала — дружеские шаржи.

В 2006 году «Кубку Кремля» стукнуло ни много ни мало, а целых 16 лет. За это время много воды утекло. Теперь никого не удивляют возгласы судьи на вышке: «deuce», «tie break», «forty». Теннисный турнир «Кубок Кремля» стал в один ряд с крупнейшими турнирами. Но тот первый турнир, прошедший в кипящей страстями Москве, особенно запомнился. Некоторым теннисистам турнир так пришелся по душе, что они посещали его каждый год. Да и московские болельщики наметили своих кумиров. Один из них, двухметровый гигант, швейцарский теннисист Марк Россе пользовался особой симпатией.

124477810

При ближайшем рассмотрении «акула капитализма» С. Какшури оказался покладистым человеком, особенно после того как я подарил ему дружеский шарж. На этом шарже, он производит выстрел из Царь-пушки теннисными мячами. Шарж произвел на него такое впечатление, что он тут же заказал мне несколько рисунков на теннисную тематику. С тех пор ни один из турниров «Кубков Кремля» не обходился без моих рисунков. «Акула капитализма» расплачивалась со мной в долларах, что в условиях инфляции было для меня очень выгодно, если бы не одно «но». Капиталист был изрядно скуповат. Я не раз замечал, что прежде чем осчастливить меня очередной купюрой, он мрачнел, и с его лица исчезала лучезарная улыбка, сиявшая до этого.

В одной из комнат служебного этажа стадиона располагался кабинет Какшури. По прошествии пяти лет на его стенах появилась вся история турнира «Кубка Кремля». И все благодаря моим рисункам, которые я делал по итогам каждого турнира. Однажды я увидел стены кабинета без моих «шедевров». Оказывается, Какшури продал свою долю акций турнира «Кубок Кремля». При встрече с ним я поинтересовался: где мои рисунки? «Я их перенес в новую резиденцию, в отель Метрополь», — гордо заявил Какшури. Ну что ж, подумал я, Метрополь — не самое плохое место для моих «творений».

За пять лет со дня основания турнира я стал свидетелем восхождения звезды Кафельникова и заката других. Что вполне закономерно, ведь век теннисиста-профессионала недолог. Большое впечатление оставил розыгрыш «Кубка Дэвиса» между Россией и Германией. В составе немецкой команды выступали такие знаменитости, как  и Михаэль Штих. И все-таки наша взяла. Подумать только, в решающей встрече наш теннисист Андрей Чесноков победил Штиха, сумев у него отыграть целых 9 брейков!
Теперь «Кубок Кремля» находится целиком под российской опекой. Мне кажется, от этого он утратил ту романтику, которой был окружен в первые годы своего существования.

Но все-таки «Кубок Кремля» разбудил интерес к теннису. Теперь некоторые мамаши, вместо того чтобы свое чадо тащить на фигурное катание или в балетную школу, отдают предпочтение теннису.

Конечно, путь теннисиста нелегок, зато легок его вес. Теннисист-любитель это особая категория людей. Для него дождь — злейший враг, мешающий любимой забаве — теннису. Самая ходовая пословица у теннисистов: «Если работа мешает теннису, то надо бросить работу». Конечно, с годами исчезает скорость, выносливость, но остается приверженность к этой, в сущности, такой бесхитростной игре. Пошли мяч на сторону партнера так, чтобы он не смог ответить тем же. Говорят, шведский король играл в теннис до 90 лет. Мой партнер по теннису, один из конструкторов корабля «Буран» В. Щёлкин считал, что мы превзошли это достижение, на двоих нам было 150 лет.

Автор: воспоминания Юрия Черепанов, журнал “Крокодил”

Тэги
Комментировать
X
- Enter Your Location -
- or -

 

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

 

 

Game Set Match