Неравный бой. Почему ATP и WTA должны жить дружно

Неравный бой. Почему ATP и WTA должны жить дружно

Обозреватель Tennis.com Стив Тайнер о том, почему именно сейчас, после разгара сексистского скандала в теннисе, мужской и женский тур должны объединиться в борьбе за общие идеалы.
Статьи
2089
Фото: Reuters

Со своими бакенбардами и длинными светлыми волосами Рэймонд Мур стал, должно быть, довольно запоминающейся фигурой среди своих гладко выбритых коллег в безрассудные дни, когда профессиональный тур только начинал своё существование. В мемуарах южноафриканца Гордона Форбса “A Handful of Summers”, написанных о теннисе 60-ых годов, автор вспоминает свою первую встречу с соотечественником на кортах Queens’ Club в Лондоне:

Моё первое впечатление было таким, будто я подошёл к знахарю-блондину.

В книге Ричарда Эванса “Open Game” Мур описан, как человек, который “выглядел, как бездомный, с пышными усами и волосами до плечей”.

Фото: AP
Фото: AP

Но что гораздо важнее Муровского чувства вкуса, так это его роль в теннисной революции на рассвете Открытой Эры. Со своим другом, Артуром Эшем, он был одним из лидеров и, в конечном итоге, президентом группы игроков, которые впоследствии станут Ассоциацией теннисистов-профессионалов – ATP. В книге Эванса Мур показан шагающим рука об руку с Глэдис Хелдман, одной из соосновательниц WTA.

Вот этот человек и, теперь уже бывший, исполнительный директор турнира в Индиан-Уэллсе, который сделал следующее заявление: “Если бы я был теннисисткой, я бы каждую ночь вставал на колени и благодарил Бога за то, что подарил нам Роджера Федерера и Рафаэля Надаля, ведь именно они сделали теннис таким, каким он является сейчас”, – могут ли они быть одним и тем же лицом?

Тем не менее, если оглянуться назад на времена рождения профессионального тенниса на заре 70-ых, раздвоение личности Мура не покажется таким уж удивительным. ATP не так уж и способствовало становлению женского тенниса. Вот, что пишет Билли Джин Кинг в своей автобиографии о собственной попытке объединить силы двух туров в их бойкоте Уимблдона в 1973 году:

“В это время я возглавляла движение за создание Женской теннисной ассоциации, как Эш и несколько других теннисистов, инициировавших появление ATP ранее в сентябре”.

“Ничего страшного, если бы ATP не признала женщин-профессионалов. Я пришла к Артуру [Эшу] и другим лидерам ATP и сказала: “Слушайте, мы хотим поддержать вас в вашей борьбе, давайте будем работать вместе. И если вы бойкотируете Уимблдон, мы скорее всего сделаем это вместе с вами””.

“И теперь уловите всю ситуацию: мужчины затеяли большой спор, мы предлагаем им, открыто и честно, свою полную поддержку. Это же было полностью в их интересах. И что вы думаете, они согласились? Они даже не ответили”.

У меня никогда не было возможности заставить лидеров ATP элементарно сесть и изучить самые важные вопросы.

Фото: AP
Фото: AP

Это был классический раскол, но его последствия до сих пор преследуют спорт, спустя 43 года. Он привёл к усложнению контроля над игрой и раскрутки теннисных звёзд, вынудил покинуть свой пост президента WTA Ларри Скотта, который пытался сблизить два тура в конце нулевых, и стал причиной нескончаемых споров о равных призовых. Вы могли слышать эхо этого раскола в словах первой ракетки мира Новака Джоковича в воскресенье.

“Я понимаю, сколько сил и энергии WTA и все их адвокаты вложили для того, чтобы добиться равных призовых, – сказал серб после победы на турнире в Индиан-Уэллсе. – Я искренне аплодирую им за это. Они боролись за то, чего действительно заслуживают, и они получили это.

С другой стороны, я думаю, что мир мужского тенниса, мир ATP должен бороться за большее, потому что статистика показывает большее число зрителей на мужских матчах. Я думаю, что это одна из причин, почему мы заслуживаем большего”.

Тут мы должны заметить, что, пусть мужчины и женщины получают одинаковые деньги на турнирах Большого шлема и на некоторых сдвоенных турнирах, как тот же Индиан-Уэллс, призовые мужчин больше женских по ходу сезона. ATP и WTA – различные организации, с разным доходом и прибылью, и мужской тур – более богатая организация.

Было непонятно, хотел ли Джокович вновь открыть вопрос о равных призовых на мэйджорах, который, как заявил глава Совета Игроков ATP Эрик Буторак, был окончательно закрыт; или что он считает, будто мужчины должны получать больше на сдвоенных турнирах; или что он просто хочет убедиться, что мужчины в сумме получают больше.

Никто бы не обвинил Джоковича за слова о том, что ATP должна увеличить призовые, но почему нужно было сказать именно о том, что мужчины должны получать больше женщин? Почему бы не сказать, что весь спорт должен бороться за то, чтобы получать больше?

А потому, что, возвращаясь к 1973 году, профессиональный теннис никогда не функционировал подобным образом.

А что можно сказать о точке зрения Новака, когда он говорит о статистике, согласно которой мужские матчи посещает больше зрителей? Возможно ли на сдвоенных турнирах, подобных Индиан-Уэллсу, спросить у каждого зрителя, который покупает билет, на какого теннисиста или теннисистку он идёт смотреть? Некоторые – фанаты Серены Уильямс, некоторые – Роджера Федерера. Должны ли мы подсчитывать число людей на трибунах в каждом матче и на основании этих цифр определять призовые для каждого игрока?

Фото: BNP Paribas Open
Фото: BNP Paribas Open

Большинство зрителей, на мой взгляд, приходят на турниры Большого шлема или на такие турниры как в Индиан-Уэллс для того, чтобы посмотреть теннис, пропитаться его духом, окружить себя всем, что с ним связано, чтобы быть частью такого огромного, торжественного мероприятия.

Такие турниры – это настоящий праздник спорта, и они не были бы такими захватывающими, если бы на них не был представлен весь цвет тенниса. Индиан-Уэллс, уже не говоря о US Open, никогда бы не были такими, какие они есть, если бы на них играли представители только одного пола.

Уимблдон знаменит не только такими чемпионами, как Роджер Федерер, Пит Сампрас, Борис Беккер и Бьорн Борг, он также знаменит и благодаря Винус и Серене Уильямс, Штеффи Граф, Мартине Навратиловой и Билли Джин Кинг. Каждая из этих легенд сделала свой вклад в богатую историю Уимблдона и увеличила его популярность. Это разнообразие является уникальным для тенниса, это одна из сильнейших его сторон.

Что можно сказать о ТВ-рейтингах? Высокие рейтинги могут достигаться благодаря всего одной звезде любого пола, и данные зависят от страны. За последние 15 лет ESPN часто сообщала о более высоких рейтингах женских финалов в США. В основном, конечно, благодаря победам сестёр Уильямс. В Великобритании рейтинги Уимблдона выше у мужских матчей, благодаря Энди Маррею. Но мне представляется, что когда на Центральный корт Уимблдона в 70-ых выходила Вирджиния Уэйд, рейтинг женских матчей был выше мужских.

Как я уже писал ранее, я за равные призовые на мэйджорах, даже несмотря на то, что мужчины играют пятисетовики, а женщины обходятся трёхсетовым форматом. Факт, который нельзя игнорировать – если ты выбираешь между билетом на мужской и женский финал ТБШ, ты, скорее всего, действительно предпочтёшь посетить мужской матч. Хотя бы просто потому, что у тебя будет гарантия более длительного просмотра тенниса. Но как я писал раньше, это не значит, что женщины приносят Шлемам меньше популярности в целом.

В прошлом не было столько разговоров о равных призовых на других сдвоенных турнирах. На них нет различия в длительности матчей – женщины и мужчины одинаково играют свои матчи в трёхсетовом формате. Здесь есть различие в том, откуда берутся деньги для призовых. В то время как турниры Большого шлема платят деньги из своего кармана, на остальных турнирах туры вовлечены в процесс установления призового фонда и внесения туда денег. И ATP может себе позволить платить больше. На супертурнирах в Индиан-Уэллсе, Майами и Риме, первые два из которых принадлежат миллиардерам, а третий – крупной имиджевой корпорации IMG, женщины и мужчины получают одинаковые суммы. Но ATP платит больше, чем WTA в Риме, Торонто и Монреале, Цинциннати. И вновь, свидетельство классического раскола.

Даже когда туры вместе путешествуют на турниры и параллельно принимают в них участие, они продают себя по-отдельности.

Чтобы увидеть, что происходит, когда оба тура ведут бизнес совместно, достаточно взглянуть на турниры Большого шлема. Это ведь не совпадение, что они становятся всё более успешными, влиятельными и известными с каждым годом. Можно также взглянуть на медиа-бум, который сопровождал запуск выставочной лиги IPTL в 2014 году. Когда все объединяются в одну команду – Роджер, Серена, Мария, Гаэль и так далее, – звёздная мощь тенниса растёт в геометрической прогрессии.

Фото: IPTL
Фото: IPTL

Такое сотрудничество двух полов – это будущее спорта, по крайней мере в США.

Это эра, в которую молодые пацаны наблюдали за победой женской сборной США на Чемпионате мира по футболу, когда ESPN успешно разрекламировал чемпионку по боям без правил Ронду Роузи среди мужской аудитории. Теннис должен быть хорошо готов, чтобы заполучить преимущество при любом всплеске интереса к женскому спорту.

Он не начнётся с призовых денег. Он начнётся тогда, когда мужчины в спорте начнут думать и говорить об этом. Джокович, говоря о том, что ATP более популярна, чем WTA, вероятно вторил мнению подавляющего большинства своих коллег. Единственный, насколько я помню, теннисист, который признаёт и хвалит женский теннис, – это Энди Маррей. Надеюсь, что Маррей, первый игрок ATP, который игнорирует укоренившийся раскол в теннисе, станет поворотной фигурой в будущем, когда мужчины увидят плюсы в сильном и конкурентном женском туре и перестанут автоматически ставить мужской тур на ступеньку выше.

Кто мог спокойно сидеть во время женского финала на турнире в Индиан-Уэллс, наблюдая за потрясающим матчем Серены Уильямс и Виктории Азаренко? Кто мог смотреть турнир две недели и не заметить, насколько он стал лучше с участием Серены, и сколь много фанатов пришли посмотреть на её игру? За что ещё молодой Рэймонд Мур и его коллеги могли бороться, как не за это?

Источник: tennis.com

Тэги
Комментировать
Комментарии

 

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

 

 

Game Set Match