Мужчина или женщина. Кого выбирают себе в тренеры теннисистки-профессионалки и почему

Мужчина или женщина. Кого выбирают себе в тренеры теннисистки-профессионалки и почему

Сложность совместить семейные обязанности с необходимостью постоянных поездок по турнирам – основной фактор, мешающий женщинам в их тренерской карьере.
Статьи
1549
Фото: AP

Несмотря на первые проблески перемен, такие, как недавнее сотрудничество Амели Моресмо и Энди Маррея, женщины-тренеры остаются большой редкостью в мире профессионального тенниса.

mauresmo
Энди Маррей и Амели Моресмо / Фото: AP

И речь не только о мужском теннисе.

В прошлое воскресенье закончился Итоговый турнир WTA в Сингапуре – и у всех восьми участниц, лучших из лучших WTA, тренеры – мужчины. Ниже по рейтингу ситуация несильно отличается. Только у трёх теннисисток из топ-50 главным тренером заявлена женщина.

“Мы бы очень хотели, чтобы больше женщин-тренеров влилось в наши ряды”, – сказал Стив Саймон, генеральный директор Тура WTA.

Это долгая история, почему теннисистки предпочитают тренеров-мужчин, связанная, как с семейными обязательствами и с укоренившейся культурой мужского тренерства, так и с тем, что игроки выбирают мужчин в спарринг-партнеры. Так, один человек в двух качествах экономит бюджет.

Сейчас возникает ряд новых инициатив, зачастую поступающих сверху, направленных на внедрение изменений.

“Я думаю, этот перекос настолько прочно засел в сознание, что до сих пор это было дело само собой разумеющееся, – говорит Майкл Блэкман, генеральный менеджер по развитию игроков в теннисной ассоциации США. – Но я действительно считаю, что скоро мы увидим больше женщин-тренеров у первой сотни теннисисток. Кажется, федерации тенниса начинают это понимать”.

А некоторые теннисистки уже поняли.

Например, восходящая звезда 22-летняя Дарья Гаврилова, много лет тренировалась у Николь Пратт и сейчас позвала в команду Биляну Веселович, а 18-летняя хорватка Ана Конюх, пробившаяся в этом году в четвертьфинал Открытого чемпионата США, тренируется у Елены Костанич Тошич, бывшей теннисистки из топ-50.

На мой взгляд, это важно, ведь мужчины никогда не играли в женском туре, – говорит Конюх. – Здесь другой теннис, и Елена через это прошла, она мне может помочь. Тренер-мужчина, напротив, видел всё со стороны, а это совсем не одно и то же.

Ольга Панова, бывшая профессиональная теннисистка, воспитанницей которой в разное время являлись и Ирина Хромачёва, и сестра Александра Панова, тоже говорит в поддержку слов Конюх.

У женщин-тренеров есть свои преимущества. Они лучше понимают физиологические и психологические моменты игроков женского пола. Это очень важно! Мужчины очень часто на все смотрят со своей колокольни. Я надеюсь, что в туре будет появляться все больше тренеров-женщин!

Может быть, смена поколений ознаменует изменение взглядов?

49-летняя Кэти Ринальди, бывшая теннисистка из топ-10 в США, одна из самых известных американских женщин-тренеров. Работая в Федерации тенниса США и являясь ведущим тренером команды США, Кэти помогает молодым американкам пробиться в первую сотню и попытаться выйти в элиту тенниса.

“Когда я начинала работать в федерации, я была практически единственной женщиной-тренером там, – рассказывает Ринальди. – И когда я ездила по турнирам с юниорами или с профессионалами, я была единственной женщиной-тренером. Сейчас, когда я приезжаю на юниорский Кубок Федерации или другие юношеские соревнования, я встречаю гораздо больше женщин-тренеров. Я бы даже сказала, женщины-тренеры притягивают в спорт ещё больше женщин-тренеров”.

Повлиять на индивидуальных игроков очень сложно. Они являются независимыми подрядчиками и имеют право выбирать своих тренеров, независимо от их пола. Национальные федерации – часто финансируемые государством – это другое дело. Федерации тенниса США, Австралии и Канады стараются набрать в штат больше тренеров-женщин, Французская Федерация Тенниса также приступила к детальному изучению вопроса.

В августе, перед стартом Открытого чемпионата США, американская Федерация тенниса и Мартин Блэкман, генеральный менеджер по развитию игроков, пригласили 40 ведущих женщин-тренеров США на двухдневный симпозиум в Нью-Йорке. В позапрошлый понедельник Федерация провела вебинар и поделилась рекомендациями, составленными по итогам симпозиума.

“Надо внести свой вклад в разрушение барьеров и предубеждений, которые до сих пор существуют в нашем спорте и в тренерском сообществе”, – написала председатель и президент Федерации тенниса США в письме-приглашении.

Блэкман, который играл в теннис в Стэнфорде, заявил, что одним из очевидных шагов было бы выйти на колледжи и профессиональных игроков, и уже на ранней стадии донести до них идею о разных возможностях выбора тренера. Федерация тенниса США также планирует расширить свою небольшую программу стипендий для женщин-тренеров и  увеличить доступность спарринг-партнеров в поездках, таким образом побуждая приглашать женщин на должность т.н. “мастер-тренера”.

Учитывая увеличение призовых, мне кажется, больше игроков смогут задуматься, действительно ли это важно иметь тренера-мужчину с сильным ударом, – сказала 43-летняя Пратт, бывшая топ-40, оставившая тур в 2008 году. – Благодаря деньгам, игроки смогут выбирать тренера, потому что это тренер, а не потому что у него сильный удар.

Блэкман согласен с этой точкой зрения и намерен ускорить прием на работу женщин-тренеров в программу по развитию игроков. Но и Пратт, и другие, подчеркивают, что изменения надо начинать с внедрения большего количества женщин-тренеров на самых начальных этапах.

“Нужно начинать уже с первых шагов на корте, потому что, на мой взгляд, многие из этих детей растут с мужчинами-тренерами,  и как бы идут от мужчины к мужчины, по мере того, как они продвигаются наверх”, – говорит Крис Эверт, бывшая первая ракетка мира.

Лука Сантилли, исполнительный директор по развитию тенниса в Международной федерации тенниса, говорит, что проблема носит глобальный характер. Сантилли входил в рабочую группу в 2014 году с участием 10 стран, в том числе Аргентины, Австралии, Великобритании, Франции, Японии и Соединенных Штатов. По словам Сантилли, доля женщин-тренеров в этих странах не превышает в среднем двадцати процентов.

В Австралии в настоящее время существует программа стипендий для женщин-тренеров на всех уровнях.

Стив Саймон, генеральный директор WTA Tour, заявил, что WTA собирается начать программу, предназначенную для повышения авторитета тренеров и готовить нынешних женщин игроков тура к будущему в качестве тренера.

“Я надеюсь, что это станет хорошим вариантом работы по завершении карьеры, чем просто, скажем, идти комментировать матчи на телевидении”, – сказал Саймон.

В настоящее время, только три теннисистки из топ-50 заявлают своим главным тренером женщину: это Екатерина Макарова, Елена Остапенко и Дарья Гаврилова, хотя Остапенко в последнее время работала на экспериментальной основе с Уимом Фиссеттом, известным тренером мужчиной.

Екатерина Макарова с тренером Евгенией Манюковой / Фото: Евгений Федюков, Спорт-экспресс
Екатерина Макарова с тренером Евгенией Манюковой / Фото: Евгений Федюков, Спорт-экспресс

Другие теннисистки приглашают женщин-тренеров в состав своих команд. Свитолина, талантливая украинка, 15-ая в рейтинге, работает с бывшей первой ракеткой мира Жюстин Энен.

Двоим из участниц Итогового турнира WTA в этом году также помогали выдающиеся теннисистки прошлого: Агнешка Радванская в 2015 некоторое время работала с Мартиной Навратиловой на консультативной основе, а Мэдисон Киз, дебютировавшая в Итоговом турнире WTA в этом году, тренировалась в прошлом году у Линдсей Дэвенпорт и её мужа Джона Лича, при участии также Лизы Рэймонд, бывшей парной звезды WTA.

Мартина Навратилова и Агнешка Радваньска / фото: sportskeeda
Мартина Навратилова и Агнешка Радваньска / фото: sportskeeda

Но личные обязательства Дэвенпорт, мамы четырех детей, перевесили, и Киз позвала в тренеры одного из самых известных мужчин в женском теннисе – Томаса Хогстеда, бывшего тренера Ли На и Марии Шараповой.

Сложность совместить семейные обязанности с необходимостью постоянных поездок по турнирам – основной фактор, мешающий женщинам в их тренерской карьере.

Ольга Панова оценивает ситуацию с тренерами-мужчинами так: “Очень загруженный график теннисисток, который позволяет очень редко возвращаться домой, сильно мешает. По сути, ты живёшь чужой жизнью, без планов на свою собственную. На мой взгляд, молодые женщины всегда будут думать о том, что пора бы и о семье подумать или о том, что они забросили существующую семью. Одно дело, если муж уезжает в долгие поездки и совсем другое, если жена бросит детей, родителей, мужа и всю себя отдаст разъездам по турнирам”.

“Мужчины могут быть в разъездах и при этом сохранять семью”, – говорит Эверт, порекомендовавшая многих женщин-тренеров в Теннисную Академию Эверт в Бока-Ратон, Флорида. Но добавляет: “Женщинам это гораздо сложнее. Нужно 35 недель в году быть рядом со своим подопечным”.

А пока, когда камеры в Сингапуре показывали теннисисток во время смены сторон – советы им давали тренеры-мужчины.

Брэд Гилберт, тренер с огромным стажем, говорит, что вскоре это изменится.

“Я действительно считаю, – сказал он, – что  через 10 лет всё будет выглядеть совсем по-другому”.

Авторы: Марина Беляйкина, Ксения Денисова, Ольга Панова, Tennis True, по материалам The New York Times,

Тэги
Комментировать
Комментарии
X
- Enter Your Location -
- or -


Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Game Set Match